Еруслан Лазаревич — сказки Корольковой Анны Николаевны

Еруслан Лазаревич - сказки Корольковой Анны Николаевны (2)В некотором царстве, в некотором государстве жил-был человек, по имени Лазарь Лазаревич с женой Епистолией. Родился у них сын. Назвали его Ерусланом.

Еруслан рос не по дням, а по часам и ещё ребёнком показал силу свою богатырскую. Когда было ему полтора года, поломал он стальную колыбель и порвал крепкий шёлковый полог.

Когда исполнилось Еруслану двенадцать лет, стал он ходить на боярский двор, с боярскими детьми в игры играть. Только никому не выстоять против него. Кого схватит за руку — неделю рука болит, кого схватит за ногу — неделю хромает. А кого ударит слегка ладонью, тот на землю валится.

Боярам эти шутки не слюбилися, стали они царю жаловаться, что нельзя боярским детям во двор ходить.

Вызвал царь Лазаря Лазаревича и отдал приказ: .выслать сына его, Еруслана Лазаревича, из русского государства, чтоб и духу его не было.

Запечалился Лазарь Лазаревич, но делать нечего — надо царский приказ выполнять.

Увидел Еруслан Лазаревич своего отца с терема высокого. Выскочил ему навстречу:

— Батюшка Лазарь Лазаревич! Что вы так запечалились, повесили свою буйную головушку на грудь белую?

Отвечает Лазарь Лазаревич:

—Как же мне не печалиться, как же мне не горевать? Велел царь выслать тебя из нашего государства за твои шутки детские.

—Эх, батюшка! Это не горе, а радость мне. Одна беда, нет для меня коня богатырского. Много коней в нашей конюшне стоит, но мне они не подходят. Подойду к коню, руки на хребет положу, а конь на колени падает. Делать нечего, придётся пешком идти в степи дикие, в страны дальние.

Простился Еруслан Лазаревич с отцом-матерью, поклонился им до сырой земли, надел на себя доспехи богатырские, взял сёдлышко черкасское, плёточку ремённую, уздечку шелковую да бел-шатёр и отправился в путь-дорогу.

Шёл Еруслан Лазаревич месяц, шёл три месяца, полгода шёл. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Идёт он, идёт, а сам думушку думает: где бы ему сыскать коня богатырского? И не заметил он, как вышел на дорогу широкую, копытами выбитую.

Повстречался ему незнакомый человек. Повстречался и поздоровался:

— Здравствуй, великий богатырь Еруслан Лазаревич! Куда идёшь, куда путь-дорогу держишь?

—Откуда известно тебе, что я Еруслан Лазаревич?

—Да я тебя знал, когда ты ещё был ребёночком несмышлёным.

—Иду я в степи дикие, в страны дальние. А ты что тут делаешь, добрый человек?

—Да вот пасу коней.

—А не будет ли у тебя под меня коня?

—Есть у меня конь богатырский. Если поймаешь, то будет твой. Иди к хрустальному озеру, ложись под дуб и жди.

Раскинул Еруслан Лазаревич бел-шатёр, положил под голову седельце черкасское и заснул богатырским сном. Наутро проснулся, ключевою водою умылся, белым полотенцем утёрся и стал ждать-поджидать коня богатырского.

Слышит Еруслан Лазаревич, будто гром гремит. Земля дрожит, деревья гнутся, пыль столбом взвивается.

То не гром гремит, а конь летит богатырский. Изо рта у него дым валит, из ноздрей огонь пышет, а из-под копыт искры сыплются. Звери лесные зарычали, птицы улетели за облака, рыбы уплыли на самое дно.

Подбежал конь к озеру и начал пить ключевую воду.

Закипела у Еруслана Лазаревича кровь молодецкая, забилося сердечушко. Вскочил он с сырой земли, подбежал к коню, ударил его в половину своей силы. Задрожал конь, но устоял на месте. Заржал ласково, почуял своего хозяина.

Сел Еруслан Лазаревич на коня богатырского, взял в руку копьё долгомерное, подвесил плёточку ремённую и пустился в путь-дорогу дальнюю.

Ехал он и месяц, и два, и три. Наехал на бел-шатёр. У шатра стоял бурый конь и ел белоярую пшеницу.

Пустил Еруслан Лазаревич своего коня пастись, а сам зашёл в бел-шатёр. Видит: спит в шатре незнакомый человек.

Постоял, постоял Еруслан Лазаревич, лёг рядом и тоже заснул.

Долго ли, мало ли спал он, а проснулся от голоса громкого.

— Что за невежа тут лежит? Вскочил Еруслан Лазаревич и говорит:

—Хорошие люди гостей встречают да привечают. Спрашивают имя-отчество, а не грубят, как ты.

—А кто ты такой будешь? Как тебя зовут по имени, как величают по отчеству?

—А буду я богатырь русской земли. Зовут меня Ерусланом, по отчеству величают Лазаревичем. Хорошо бы нам сесть на своих коней да по-

меряться силами.

— Ладно, — говорит незнакомый человек. Сели они на своих коней богатырских и стали

биться. Не два вихря сшибаются, не два орла слетаются, а два богатыря съезжаются. Бились они час, бились другой, бились третий. И ударил Еруслан Лазаревич богатыря незнакомого своим копьём долгомерным — будто молния блеснула. Пал богатырь на сыру землю, словно овсяный сноп.

Подскочил к нему Еруслан Лазаревич, вынул саблю острую, хотел срубить буйную голову. Только поднял руку, да задумался: не честь лежачего бить.

Бросил Еруслан Лазаревил саблю острую, поднял на ноги человека незнакомого, поцеловал его в уста сахарные.

То не солнце ясное на небе светит, то два богатыря братаются.

Говорит незнакомый человек:

— Я богатырь славной земли персидской; но ты сильнее и храбрее меня. Земля наша просторная, и дороги на ней идут во все стороны света белого. Разъедемся и не будем мешать друг другу. Никогда не подниму я на тебя ни меча, ни копья. При нужде стану я тебе помощником.

Попрощались богатыри и разъехались в разные стороны.

Ехал Еруслан Лазаревич и месяц, и два, и три. Наехал опять на бел-шатёр. Сидят в шатре три сестры, рукодельничают. Старшая вышивает золотом и серебром по малиновому бархату, средняя сестра нижет скатный жемчуг, а самая меньшая обед готовит.

Поклонился им Еруслан Лазаревич и сказал:

— Не бойтесь меня, девицы красные! Я русский богатырь Еруслан Лазаревич.

— Милости просим! — сказала старшая.

— Рады гостю нежданному, — сказала средняя.

— Пожалуйте к столу! — сказала меньшая. Поблагодарил сестёр Еруслан Лазаревич и сел за стол дубовый.

После обеда спрашивает сестёр:

— Не слыхали ли вы: есть ли на белом свете непобедимый богатырь?

Отвечает ему красная девица, младшая сестра:

— Я видеть не видела, но слышать слышала. Есть такой богатырь Ивашка — белая епанча , сорочинская шапка. Мимо него птица не пролетит, зверь не пробежит, богатырь не проедет.

Взыграла у Еруслана Лазаревича кровь молодецкая, захотелось ему помериться силой с Ивашкой — белой епанчой.

Простился Еруслан Лазаревич с сестрами, поблагодарил за хлеб-соль и поехал.

Ехал, ехал. Навстречу дряхлый старик. — Будь здоров, славный молодец Еруслан Лазаревич! Тебя-то мне и надо. Иду я из самого сердца земли русской. Полонил нашу землю-матушку жестокий царь, по имени Огненный Щит. Разорил всё, молодых в полон угнал, а стариков ослепил и в тюрьму посадил. Сидят в тюрьме — и твой батюшка Лазарь Лазаревич, и твоя матушка Епистолия.

Закипела у Еруслана Лазаревича кровь молодецкая. Пришпорил он коня богатырского. Первый скок сделал конь на целую версту, а второй скок — нельзя было и видеть.

Подъезжает Еруслан Лазаревич к своему городу. Видит, всё разорено и порушено. Подскакал он к сырой темнице, выхватил свой меч, порубил всю стражу, поломал двери дубовые. Закричал громким голосом:

— Добрый день! Выходите на волю все! Услышали голос Еруслана Лазаревича его батюшка и матушка, узнали своего сына милого.

— Сын наш любимый, храбрый Еруслан Лазаревич! Добрый день наш ещё впереди. Сидим мы здесь ослеплённые, не видим света белого! —

Как же мне вам помочь? —

Поезжай к царю Огненный Щит. Коль победишь его, возмёшь у него из ларца мазь целебную и помажешь нам очи.

Простился Еруслан Лазаревич с отцом и матерью и отправился в путь-дорогу.

Видит он поле ратное, усеянное костями человеческими.

Закричал Еруслан Лазаревич громким голосом:

— Есть ли здесь кто живой?

Не ответил ему никто, только чёрное вороньё разлетелося. И снова закричал Еруслан Лазаревич: —

Есть ли здесь кто живой? И снова никто не ответил ему. Закричал он тогда в третий раз: —

Есть ли тут кто живой?

Отвечает ему голова величиной с пивной котёл:

— Я ни жива и ни мертва, русский богатырь храбрый Еруслан Лазаревич! Не тебе я помогу, а ты помоги мне. Поезжай на другой конец поля, там увидишь моё туловище. Рядом с ним лежит мой меч-кладенец заколдованный. Возьми этот меч и убей им царя Огненный Щит. Когда начнёт тебя царь жечь огнём, палить пламенем, ты падай перед ним на колени, обещай служить ему. Он примет тебя к себе на- службу и доверится тебе. А ты возьми и отруби ему голову.

Взял Еруслан Лазаревич меч-кладенец и поехал дальше.

Приезжает к царю Огненный Щит.

Начал его царь Огненный Щит огнём палить. И подумал Еруслан Лазаревич: «Негоже русскому богатырю быть притворщиком».

Не стал он на колени, а в честном бою вынул меч-кладенец, взмахнул им и отрубил голову царю Огненный Щит.

Взял Еруслан Лазаревич из ларца целебную мазь и поехал обратно.

Подъезжает к полю ратному, костями усеянному. Подтянул он отрубленную голову к туловищу и смазал целебной мазью.

Ожил богатырь. Чихнул так, что земля вздрогнула, птицы разлетелися, звери разбежалися. Отдал Еруслан Лазаревич ему меч-кладенец, поблагодарил и поехал в своё государство.

Вывел он из сырой темницы всех пленных, смазал им глаза Целебной мазью, и все прозрели.

Освободил он родную землю от иноземного ига.

Говорили отец и мать Еруслану Лазаревичу:

— Оставайся с нами, милое чадушко. Будь нам на старости лет утешением.

Отвечает Еруслан Лазаревич:

— Не пришло ещё мне время домой вернуться. Должен я помериться силой с Ивашкой-белой епанчой, сорочинской шапкой.

Распростился он с отцом-матерью и поехал.

Доехал он до соседнего государства. Видит — страдают здесь люди, нет у них воды. Спрашивает он

— Отчего у вас беда такая? Они отвечают:

— Завелась у нас под дубом огромная лягушка. Заткнула она все родники.

Подъехал Еруслан Лазаревич к дубу, слез с коня богатырского и вывернул дуб с корнем. Полилась струя ключевая, заблестела, как серебро, на солнце, наполнились водой реки, озёра и колодцы глубокие. А лягушка от злости лопнула.

Поехал Еруслан Лазаревич дальше.

Ехал он и месяц, и два, и три. Наконец, повстречался с богатырём Ивашкой-белой епанчой, сорочинской шапкой.

Увидел Ивашка Еруслана Лазаревича и начал куражиться:

— Мимо меня птица не пролетала, зверь не пробегал. Откуда ты, невежа, явился?

Взыгралось сердце у Еруслана Лазаревича. Отвечает он Ивашке:

— Невежа тот, кто без толку дерзит, кто добрых людей чернит. А на такие слова дают ответ в бою богатырском!

Не два сокола слетались — то съезжались два могучих богатыря. Кони богатырские на дыбы становились, от стука копыт земля затряслась; Бились они три дня и три ночи. Приустали кони богатырские. Сходили богатыри с коней и бились врукопашную. Размахнулся Еруслан Лазаревич мечом и ударил Ивашку с правого плеча, срубил ему буйную голову.

Отдохнул Еруслан Лазаревич в бел-шатре и отправился в путь-дорогу дальнюю, к отцу-матери. Стал жить поживать, землю русскую от врагов охранять.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*