Белая Лебёдушка — сказки Корольковой Анны Николаевны

Жиnormal_56116822278л да был богатый барин. Много у него было крепостных слуг. И среди них один работник, по имени Иван. Делал Иван всякую работу, а больше охотой занимался — добывал для барского стола гусей, лебедей и другую птицу.

Раз пошёл Иван на охоту. Заблудился и вышел на большую поляну. Видит: голубое озеро, а на нём двенадцать лебедей плавают. Никогда ещё Иван не видел таких красивых лебедей, пожалел их стрелять. Взмахнули лебеди крыльями и улетели.

Вышел Иван на дорогу и побрёл в барскую усадьбу. Увидел барин, что Иван идёт в пустыми руками, кричит:

— А где же гуси, где лебеди?

Ничего не сказал ему Иван. «Лучше, — думает, — смерть приму, чем лебёдушек трону».

Отправил барин Ивана на конюшню и приказал его выпороть. А на другой день опять посылает на охоту.

Долго-долго ходил Иван, пока нашёл голубое озеро. Сел на горюч-камень и ждёт.

Летят двенадцать белых лебёдушек. Одна так близко от Ивана пролетела, чуть крылом его не задела.

Плавают лебеди по зеркальному озеру, плескаются, круги изумрудные от них расходятся. А Иван сидит и не может с места тронуться.

Улетели лебёдушки. Пошёл Иван в барскую усадьбу. И опять барин приказал его выпороть.

Наутро отправился Иван опять на охоту. Пришёл к голубому озеру и схоронился за ракитовым кустом.

Долго сидел. Хотел уже домой вернуться, вдруг видит: летят двенадцать лебедей. Опустились на землю и превратились в двенадцать красавиц — ни в сказке сказать, ни пером описать. Самая младшая краше всех. Надеты на всех платья белые, в золотые косы вплетены ленты атласные, на ножках красные туфельки сафьяновые.

Взяли девушки друг друга за ручки белые и стали водить хоровод. А самая младшая, самая красивая, запела. Голос у неё словно у птички певчей.

Стали лебёдушки плясать. Младшая ручкой поведёт -; всё вокруг светлее становится, ножкой притопнет — вокруг цветы расцветают. Смотрит Иван. — не насмотрится, слушает — не наслушается.

Наплясались девушки-лебёдушки и побежали к озеру. Поскидали туфельки сафьяновые, поснимали белые платьица — и ну купаться, плескаться.

Подкрался Иван, выбрал туфельки младшей девушки-лебёдушки и спрятал за куст ракитовый. А сам снова схоронился.

Вышли девушки-лебёдушки из воды и стали одеваться. Все одиннадцать девушек надели туфельки, а у самой младшей туфелек не оказалось. Ударились одиннадцать девушек о землю, сделались лебедями и улетели. А младшая осталась.

Заговорила младшая девушка, словно ручей прозвенел:

Кто отдаст мои туфельки, век тому благодарна буду. Если старый — буду как отца почитать, если малый — буду как брата любить, если ровесник мне — замуж пойду.

Вышел Иван из-за ракитового куста, взял её за руку белую и говорит:

— Счастье моё, пойдёшь за меня замуж?

А был Иван красавец такой, что и описать нельзя.

Опустила девушка-лебёдушка глаза в землю, застыдилась, закраснелась и говорит:

— Если ты хочешь назвать меня своей женой, то и я назову тебя своим мужем.

Пошли они рука об руку к Ивану домой.

А у Ивана хатёнка была маленькая, тёмная. «Куда, — думает он, — я такую красавицу приведу?»

А красавица-лебедь окна перемыла, хату обмазала, побелила, травы пахучей принесла — на пол постелила. Что ни задумает, всё ей удаётся. Поженились они и зажили счастливо.

Наступил праздник. Вышли все девушки и молодки на луг гулять. Вышла и лебёдушка, жена Ивана.

А барин из окна смотрит и дивуется: откуда у Ивана такая красавица? Призывает он Ивана.

—Вот что, Иван: если хочешь быть жив, уступи мне жену. Не уступишь — пеняй на себя.

—Да ведь я, барин, для себя женился! — говорит Иван.

Рассердился барин, насупил брови и говорит:

— Иди в лес и приведи мне зверя-зверицу. А не приведёшь — на конюшне запорю.

Приходит Иван домой, голову повесил. Жена спрашивает:

—Что ты, Иванушка, запечалился, о чём задумался? Аль не мила стала, аль свет постыл? И сам печалишься и мне грусти придаёшь!

—А как же мне не печалиться? — говорит Иван. — Хочет барин тебя забрать. А меня посылает в лес за зверем-зверицей.

—Не печалься, Иванушка, — говорит ему жена. — Ложись-ка ты спать. Утро вечера мудренее.

Лёг Иван спать. А жена связала за ночь шёлковую оборочку. Утром будит она Ивана:

— Вот тебе клубочек, а вот оборочка. Иди за клубочком, он будет катиться, а ты иди и иди. Где остановится, остановись и ты. А за меня не бойся.

Обернулась белою лебёдушкой и улетела в синее поднебесье.

Идёт Иван за клубочком: куда клубочек — туда и Иван, куда клубочек — туда и Иван. Докатился клубочек до большого дуба и остановился. Остановился и Иван. Видит: идёт зверь-зверица. Увидела Ивана, зарычала, завыла, хотела боднуть рогом, да Иван увернулся. А зверица рогом в дуб ударила, и рог в дереве увяз. Взял Иван оборочку, пленил зверицу и повёл к барину.

Ведёт Иван зверя-зверицу, а барин в окно увидел, от страха затрясся.

— Отпусти её! — кричит. — А то она нас всех поест!

«Ничего, — думает Иван, — пускай попугает. Может, барин и остепенится».

Зверь-зверица вполголоса зарычала — маковки с крыш посыпались.

Забился барин под кровать, лежит — ни гугу.

Отпустил Иван зверя-зверицу в лес, а сам пошёл домой. Жена-лебедь его встречает, ручкой машет:

— Заждалась я тебя, Иванушка!

Ладно. Живут спокойно день, два, три. Вдруг барин опять зовёт Ивана.

— Ну как, дурень? Одумался? Или срок тебе мал для моего приказа? Чтобы завтра была твоя жена здесь! А ты достань мне гусли-самоигры!

Запечалился Иванушка, голову повесил. Приходит домой, а жена спрашивает:

—О чём горюешь, Иванушка? Сам запечалился и мне грусть-тоску придаёшь.

—Да как же мне не печалиться? Барин приказал принести ему гусли-самоигры, а тебя отправить к нему.

—Не горюй, Иванушка. Ложись спать. Утро вечера мудренее.

Утром будит жена Ивана и говорит ему:

— Вот тебе клубочек. Куда он покатится, туда и ты иди. Увидишь хрустальный дворец. У ворот его два льва будут лежать нос к носу. Ты не бойся львов, перескочи через них. Войдёшь во дворец, пройдёшь одиннадцать комнат, а двенадцатая будет моя. Ложись на кровать и спи. А там сам увидишь, что делать дальше.

Сказала, обернулась лебедем и улетела.

С утренней зарёю пошёл Иван за клубочком. Клубочек катится, а Иван следом идёт. Шёл он день, а может быть, и два, и три.

Остановился клубочек. Видит Иван хрустальный дворец, самоцветными камнями изукрашенный, крыша серебряная, верхи позолоченные. Никогда Иван не видел такого дворца. Вокруг дворца сад. В саду птицы заморские поют. Через озёра мосты резные перекинуты. В озёрах лебеди белые плавают. У ворот два льва лежат нос к носу, доступ ко дворцу охраняют.

Перешагнул Иван через львов и вошёл во дворец.

Прошёл одиннадцать горниц, приходит в двенадцатую, самую маленькую.

Никогда Иван не видел такой комнаты: стены узорами расписаны, на потолке — частые звёзды и луна поднебесная. Лёг он на кровать и заснул.

Долго ли, коротко ли спал, просыпается и видит — стоит старуха-лебедь.

— Здравствуй, зятюшка, зачем пожаловал? Поклонился ей Иван в пояс и говорит:

—Приказал злой барин гусли-самоигры достать. А не достану — на конюшне запорет.

—Ладно, — говорит старуха, — не печалься. Гусли-самоигры будут готовы в срок.

Прошёл день. Старуха-лебедь спрашивает:

—Что ты, зятюшка, спишь или дремлешь?

—Нет, я не сплю и не дремлю, а думу думаю.

—О чём же ты думаешь?

А я думаю о том, что листьев больше, чем деревьев.

Проходит ещё день. Старуха-лебедь спрашивает:

Что ты, зятюшка, спишь или дремлешь? Нет, я не сплю и не дремлю, а думу думаю. О чём же ты думаешь? — Да я думаю, что воды больше, чем земли.

Проходит третий день. Старуха-лебедь спрашивает:

— Что ты, зятюшка, спишь или дремлешь?

—Нет, я не сплю и не дремлю, а думу думаю»

—О чём же ты думаешь?

—А я думаю о том, что крестьян на свете больше, чем бар.

—Хорошо ты думаешь, — говорит старуха-лебедь. — Вот тебе гусли-самоигры.

Поблагодарил её Иван и отправился в пут дорогу. Лебеди белые летят, кричат ему:

— Иванушка, поклон передай нашей сестрице!

Махнул им рукой Иван: ладно, мол, передам.

Приносит Иван барину гусли-самоигры. Приказал гуслям играть. Заиграли ГУСЛИ, И всё кругом заплясало: люди пляшут, лошади в конюшне пляшут, коровы пляшут, куры на насесте пляшут, стулья, столы — всё заплясало. Кухарка в печь полезла за горшком — и горшок пляшет, и ухват пляшет, и каша в горшке заплясала. Ах, как хорошо гусли играли, никто такой игры не слыхивал!

А барин злится: всё вокруг него пляшет — даже комары, мошкара и козявки, а он не может плясать.

Кричит барин:

— А ну, прикажи гуслям своим замолчать!

Приходит Иван домой. Жена-лебедь ручкой машет, привечает его, за стол сажает, о своей матушке и сестрицах спрашивает.

Только сел Иван за стол, глядь — а от барина гонец:

— Быть немедленно в усадьбе! Приходит Иван к барину. Тот брови насупил да как закричит:

— Принеси мне ни то ни сё. И жену ко мне доставь. А иначе — на конюшне запорю!

Пуще прежнего запечалился Иван. Приходит домой, голову повесил:

— О чём задумался, Иванушка? — спрашивает жена. — Сам печалишься и мне грусть-тоску придаешь! не печалиться? Приказал барин достать ни то ни сё.

Покачала головой жена-лебёдушка и сказала:

Теперь есть о чём нам с тобой печалиться.

То всё было полбеды, а это — настоящая беда. Ну ничего, Иванушка, ложись спать. Утро вечера мудренее.

Лёг Иван, а красавица-лебедь всю ночь глаз не смыкала.

Долго думала она и ничего не придумала. Уже заря ясная занимается, скоро и утро.

— Солнце красное, осуши мою печаль. Ветер, ветер, разгони мою грусть-тоску!

Вышла красавица-лебедь в чисто поле и стала скликать зверей, птичек и букашек:

— Звери, звери! Скажите, как найти ни то ни сё?

—Не знаем, — отвечают звери.

—Птички голосистые! Как найти ни то ни сё?

— Рады бы сказать, — отвечают птички, — но сами не знаем.

—Iчые букашечки, как найти ни то ни сё?

—Рады помочь, да нечем.

Заплакала красавица-лебедь, смочила жемчужными слезами шёлковую траву.

А солнце уже всходит. В усадьбе в рога трубят, псы лают. Скоро явятся барские слуги за ней, белой лебедью. Возьмут и Иванушку. Стоит красавица-лебедь средь чистого поля, плачет, к траве припадает.

Вот барин проснулся, кричит:

Чтобы немедленно была здесь жена Ивана! А Ивана на конюшне запороть!

Седлают слуги коней, спускают псари собак. Трубят в трубы, народ созывают смотреть, как Ивана будут пороть. Барин на крыльце стоит, приказы отдаёт.

Проснулся Иван. Светло на дворе, солнце светит, а жены нет. Вышел во двор. Видит: за ниш уже гонцы идут, злых собак ведут. «Вот мне и конец», — думает Иван.

Вдруг вбегает красавица-лебедь.

— Иванушка, бежим скорей!

Взяла она его за руки белые, и побежали они полем.

Бегут, бегут, а псы их уже нагоняют. Добежали до болота, дальше ступить нельзя. Увязла — красавицы-лебеди.

—Лети! — говорит ей Иван. — Лучше мне одному пропадать, чем нам обоим.

—Нет, Иванушка, — промолвила жена-лебедь. — Лучше мне умереть с тобой, чем оставить тебя одного.

Только она это сказала, прыгает навстречу им лягушка.

— Ква-ква, ква-ква!

— Лягушечка, лягушечка! Помоги нашему горю.

—Ква-ква, ква-ква! А какое ваше горе?

—Надо нам найти ни то ни сё!

—Ладно, — говорит лягушка. — Пойдём! Иван, со мной.

—Прощай, Иван! — сказала жена. — Скоро увидимся!

Ударилась она о землю, обернулась лебедью  полетела в синее поднебесье.

Пошёл Иван за лягушкой. Оглянулся, а баские псы в болоте увязли.

Хотел Иван положить лягушку в карман. Но лягушка говорит:

— Ква-ква, Иванушка! Ты об этом и не думай: во мне сто пудов.

Привела лягушка Иванушку к чистому озеру, Тихо на озере — как в зеркало в него смотрись. Говорит лягушка:

— Орлец, Орлец! Отвори дворец! Открылось озеро, и они вошли в хрустальный дворец.

Снова говорит лягушка:

— Орлец, Орлец, служи Ивану, как мне. Поставь столы, накорми нас обедом!

Раскрылась скатерть-самобранка. Чего только на ней нет — и вина и закуски разные, и пироги сладкие. Поел Иван. Тогда лягушка говорит:

— Это и есть то, что тебе надо. Иди теперь и никого не бойся. А Орлец пойдёт с тобою. Ты ему только скажи: «Орлец, Орлец», — и всё будет выполнено!

Приходит Иван в усадьбу, а барин кричит:

—Ну что? Принёс?

—Принёс, барин! — говорит Иван.

—А где же оно?

—Собери, барин, пир. Я тогда и покажу.

— Ладно, — говорит барин. — Посмотрю. если обманул, то петлю на шею!

Собрал барин пир. Пригласил на пир и становых, и урядников, и купцов, и разных бар. Накрыли столы.

Иван говорит:

— Орлец, Орлец! Выброси все столы. Накрой свои стол!

Развернулась скатерть-самобранка, запенилась . Вина заморские, закуски разные, сласти невиданные. Все так и ахнули, отроду таких яств не видели.

А Иван говорит:

— Это пока ещё «ни то», а вот скоро будет и «ни сё». Орлец, Орлец! Дай каждому по трубке с табаком, а барину для важности — две!

Тотчас появилась у каждого в руке трубка. А у барина в обеих руках по трубке. А Иван опять своё:

— Это ещё пока «ни то», а вот теперь будет и «ни сё». Орлец, Орлец! Дай каждому по шее, а барину дважды!

Орлец дал всем гостям по шее, а злому барину так два раза заехал, что тот на землю свалился и больше не встал. Бары, урядники и купцы разбежались, кто куда.

Стал Иванушка со своей женой-лебёдушкой жить-поживать, людей бедных привечать.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Авто: Российский Nissan Almera появится весной 2013 года